Литературный портал XPN

Современный литературный портал, место для свободной публикации авторских произведений
You are currently browsing the Мир по-новому category

Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях

  • 04.10.2016 16:02
Фото: Sebastian Luczywo
Фотоотпечаток: Sebastian Luczywo

Валера – боксер. И собака у Валеры – боксер. Зовут Гвоздик. Потому что ему забить на правила. Гвоздь живет у Валеры. Время от времени у Гвоздя бывает такое страшное выражение морды, что ми очевидно, что это Валера живет у Гвоздя, а не Молодчина — у Валеры.

Валера вечером гуляет с собакой.
Я вечером гуляю с детьми.

Насчет других собачек я говорю дочке: «Смотри, Катюня, собачка ГАВ–ГАВ. Хочешь поутюжить?»

Про Гвоздя я так не говорю. Ну нафиг.

Валера похож получи своего питомца. Он суровый, как Гвоздь, только кроме слюней. Мы живем в одном доме, но в разных подъездах.

Для Пасху я пыталась с ними подружиться. Хотела угостить Валеру куличом.

Сказала ему:
– Валера, Иисус Христос Воскрес.

Валера тяжело посмотрел на меня так, подобно ((тому) как) Гвоздь смотрит на любимый мяч, подранный до дыр, и ответил как на ладони и по делу:

– Знаю. Поздравляю.

Я хотела объяснить Валере, а Христос воскрес не только у меня, а у всех, и даже у Валеры, только не стала.

Про яички, которыми над стучать кто с кем (друзья об друга, даже не заикнулась. Валера слишком буквален и прямолинеен исполнение) этой информации.

Валера тренирует Гвоздя злобно, но по части-дружески. Учит его злости. Накачивает ненавистью. Команды «Просиживать!» и «Встать!» выполняем всем двором.

– Гляди мяч, Гвоздь! Мяч – это большой кожаный пузырь. И твоя милость, Гвоздь, большой кожаный пузырь. ФАС, Гвоздь, ФАС!

Раз мой сосед по имени Иван Васильевич делал ремонтирование. С 8 утра до 23 вечера. Штробил, сверлил, стучал, громыхал. Выходные его приставки не- останавливали. На проклятом острове нет календаря. Ребятня и старшие пропадают зря.

Я позволила себе сделать замечание Ивану Васильевичу. Встретила его изумительный дворе и попросила шуметь в установленное законом время. У меня был миниатюрный ребенок, и я боролась за право спать по субботам добро бы бы до 9.

Иван Васильевич громко и визгливо объяснил ми, что я – курица, мои цыплята для него – чужие, и мои проблемы ему маловыгодный интересны, а деньги в своем кармане – интересны, поэтому если я безграмотный могу потерпеть, то могу смело переезжать.

Иван Васильевич вслух и унизительно кричал на меня на пяточке двора, доступном про обзора всему дому. Я растерялась от чужой наглости, выпяченной манером) бесстыдно, и понуро молчала. Со стороны мы выглядели якобы будто отец орет на дочь, которая принесла в подоле.

Я отошла в сторону, присела нате скамейку, готовая заплакать. Меня оглушили наглостью, а муж для работе и защитить некому.

– Хочешь, мы его накажем? – спросил Валера, как снег на голову возникший передо мной. У него играли желваки. Гвоздь жизнь не мила дышал рядом, готовый к мести.

У меня матка резко упала в коленки. Я испугалась, хотела сообщить «Не надо», но Валера не стал ждать мой ответа.

К Ивану Васильевичу подошла процессия из Валеры и Гвоздя. Случилась экспрессивность. Иван Васильевич сразу сменил профессию. И агрессию на депрессию. И всем вероятиям) конфессию, ибо стал молиться.

Я не знаю, что сказал ему Валера.
Может, возлюбленный сказал не ему, а Гвоздю. Сказал Гвоздю, что Ванюта Васильевич – большой кожаный пузырь. И что фас.

Не знаю, да с того момента я спала по субботам сколько хотела.

В недавнем прошлом вечером мы гуляли на площадке при свете фонарей. Все) день мы были заняты, и только в девять вечера вышли получай променад.

Сын увлеченно бегал по площадке, сбрасывал перебродившую мальчишечью энергию. Я отвлеклась бери дочь в коляске, потеряла его из виду.

Вдруг я увидела, по образу к сыну приближается стремительная тень, и через секунду поняла: сие Гвоздь.

Сын бегал, чем дразнил Гвоздя, и тот бежал его дать урок. У меня от ужаса пропал голос и здравый смысл, и я бросилась напересечку вместе с младшей спасать старшего.

То есть у Гвоздя могло являться сразу три кожаных пузыря: огромный, нормальный и маленький пузырик.

И шелковичное) дерево раздался стальной голос Валеры, четкий, командный, резкий:
– Приманка!

Гвоздь врезался в это слово, прям врезался и мгновенно выстроил современный маршрут, взяв влево. Я застыла на месте. Меня обдали ужасом, и я обтекала паникой. Ко ми сзади неслышно подошёл Валера и приказал в затылок:

– В этом районе ни одной души никогда не бойся!!! Никого. Никогда. Поняла?

Я кивнула и прошептала пересохшими губами: «Спасибо».

Да что вы? вот. Теперь я боюсь переезжать.

Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях.

Оляша Савельева

Запись Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях впервой появилась Собиратель звезд.

О разнице между добром и злом

  • 30.09.2016 11:27
Фото: John Wilhelm
Фотокарточка: John Wilhelm

— Я уже умер? — спросил человек.
— Угу, — кивнул Создатель, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги. — Умер. Естественно.
Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.

— И что сегодня?
Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.
— Сейчас тебе туда, — он не глядя указал пальцем возьми неприметную дверь. — Или туда,— его палец развернулся в сторону статья (особь, точно такой же, двери.
— А что там? — поинтересовался венец творения.
— Ад, — ответил Демиург. — Или рай. По обстоятельствам.
Муж (совета) постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.
— А-а… а ми в какую?
— А ты сам не знаешь? — слегка приподнял бровь.
— Начинай-у, — замялся человек. — Мало ли. Куда там мне приличествует, по моим деяниям…
—Хм! — Демиург заложил книгу пальцем и перед разлукой-то посмотрел прямо на человека. — По деяниям, выходит?
— Ну да, а как же ещё?

—Ну хорошо, на ять, — Демиург раскрыл книгу поближе к началу и стал читать громко. — Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку после дорогу. Было такое?
— Было, — кивнул человек.
— Это благодушный поступок или дурной?
— Добрый, конечно!
— Сейчас посмотрим… — Бог перевернул страницу, — через пять минут эту старушку в другой улице переехал трамвай. Если бы ты никак не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы до сих пор лет десять. Ну, как?
Человек ошарашенно заморгал.
— Али вот, — Демиург раскрыл книгу в другом месте. — В возрасте двадцати трёх полет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.
— Они первые полезли! — вскинул голову особа.
— У меня здесь написано иначе, — возразил Демиург. — И, кстати, абстиненция алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, твоя милость ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку сам-друг пальца и нос. Это хорошо или плохо?
Человек промолчал.
— Немного погодя этого парень уже не мог играть на скрипке, а как ни говори подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.
— Я внезапно, — пробубнил человек.
— Само собой, — кивнул Демиург. — К слову произносить, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи некто решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом решетка. Продолжим?
Демиург перевернул еще несколько страниц.
— Изнасилование — идет или плохо?
— Но я же…
— Этот человек стал замечательным врачом и богочеловек сотни жизней. Хорошо или плохо?
— Ну, наверное…
— Промеж этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо сиречь хорошо?
— Но ведь…
— А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы наступить матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?
— Но…
— Этот гениальный. Ant. маленький учёный, если бы ему дали родиться, должен был нафантазировать бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или славно?
— Но я же не мог всего этого знать! — выкрикнул прислуги).
— Само собой, — согласился. — Или вот, например, на странице 246 — твоя милость наступил на бабочку!
— А из этого-то что вышло?!
Созидатель молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и кудряшки зашевелились у него на голове.
— Какой кошмар, — прошептал симпатия.
— Но если бы ты её не раздавил, стряслось бы вот это, — Бог показал пальцем на не такой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.
— Выходит… я спас окружение?
— Да, четыре раза, — подтвердил Демиург. — Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Кажинный раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.
— А-а… — млекопит на секунду замялся. — А вот на грань этой самой катастрофы… его как и я?..
— Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и рано ли спас утопающего.
У человека подкосились колени и он сел сверху пол.
— Ничего не понимаю, — всхлипнул он. — Всё, а я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… по сию пору наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!
— Смотри поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя объединение делам твоим, — наставительно произнёс Демиург.— Разве что после намерениям… но тут уж ты сам себе жрец фемиды.
Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких но книг.
— В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную плита. А у меня еще дел по горло.
Человек поднял заплаканное ряшник.
— Но я же не знаю, за какой из них (кромешный, а за какой рай.
— А это зависит от того, как будто ты выберешь, — ответил Демиург.

Петр Бормор

Запись О разнице посередь добром и злом впервые появилась Собиратель звезд.

Посвяти жизнь прекрасному

  • 04.04.2015 18:56

Magda Wasiczek

Посвяти жизнь прекрасному. Безвыгодный посвящай её отвратительному. У тебя не так много времени, без- так много энергии, чтобы растрачивать её впустую. Такую маленькую питание, такой маленький источник энергии просто глупо тратить нате гнев, печаль, ненависть, ревность.

Ты — гость. Оставь эту Землю крохотку более красивой, чуть более человечной, чуть более любящей, чуть-чуть более душистой для тех неизвестных гостей, которые придут после этого тебя.

Ты не камень, ты очень деликатное творение, очень чувствительное. Если кто–то рядом с тобой несчастлив, сие несчастье на тебя влияет. Несчастье заразительно, как любая недуг. Блаженство тоже заразительно, как любая болезнь.

Для цветка вдосталь мир — цветок. Для шипа — шип. Окружающие кажутся тебе такими но, каков ты. Как можно увидеть в других людях в таком случае, чего нет в тебе? Мы можем обойти всю Землю в поисках прелести, но если её нет внутри нас, то нам безвыгодный удастся найти её нигде.

Ошо — Любовь, непринужденность, одиночество.
Фото: Magda Wasiczek

Запись Посвяти жизнь прекрасному впервой появилась Журнал Собиратель звезд. Волшебство повсюду.

Все на свете — просто вопрос выбора, не более того

  • 01.04.2015 16:46

Chris Burkard

— Что-что еще тебе рассказать?

Надо жить у моря, мама, чему нечего удивляться делать, что нравится и, по возможности, ничего не прояснять. Это ведь только вопрос выбора, мама — месяцами трескать себя за то, что не сделано, упущено и потрачено псу под хвост. Или решить, что оставшейся жизни как раз достанет на то, чтобы все успеть и приняться за процесс.
Век пилить ближнего своего за то, какое дьявол тупое, неповоротливое ничтожество — или начать хвалить его следовать каждое маленькие достиженьице, чтобы он расцвел и почувствовал собственную желательность. Раз ты все равно с ним и любишь его, какой) (черт портить кровь ему и себе?

В жизни всегда есть выборочная совокупность. Говорить, — «конечно, ты же бросишь меня», — и вскрикнуть торжествующе, — «так я и знала!», когда он бросит. Либо — либо не думать об этом совсем, радоваться факту существования заодно, делать вместе глупости, открытия и не проедать в любимом человеке дыру объединение поводу того, что случится или не случится.

Вечно говорить, — «я не смогу, глупо даже начинать», — река один раз наплевать на все и попробовать? И даже если только не получится, изобрести другой способ и попробовать снова?

Существовать гордым и обойденным судьбой или глубоко вдохнуть и попросить о помощи, когда-нибудь она нужна, и получить её, что самое невероятное? Любить как годами за то, как несправедливо обошлись с тобой либо один раз позвонить и спросить самым спокойным тоном, — «слушай, я никак не могу понять, почему?»

Двадцать лет убиваться по ушедшей любви alias собрать волю в кулак, позволить себе заново доверять людям, который раз завязать отношения и быть счастливым? Во втором гораздо предпочтительно доблести, чем в первом, поскольку для первого вообще безграмотный требуется никаких душевных усилий.

Прочитать про себя отвратительность и расстроиться на неделю — или пожать плечами и подумать, (как) будто тебе искренне жаль написавшего?
Страдать и считать, что (мiр) — это дрянная шутка Архитектора Матрицы. Тыкать в свои шрамы (языко в ордена. Грустно иронизировать насчет безнадежности своего положения разве начать признаваться себе в том, что:
— вкусное – вкусно;
— теплое – согревает;
— красивое – радует сглаз;
— хорошее – заставляет улыбнуться;
И мы, осознав «счастливость» сего мира, готовы делиться собственной щедростью снова и снова. А мало-: неграмотный считать, что всё вокруг сплошное издевательство и насмешка надо нами.

…Господи, это так просто, мама! От сего такое хмельное ощущение всемогущества! Не понимаю, почему сие не всем так очевидно, как мне.
Все возьми свете — просто вопрос выбора, не более того. Безлюдный (=малолюдный) существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин.
Ты собственноручно (делать) себе гвоздь в сапоге и дурная примета, если ты выбрал во (избежание себя быть жалким, никчемным и одиноким. Если тебе удобнее беспокоиться, что весь мир против тебя, чтобы ничего приставки не- предпринимать — живи как жил, только не смей ныть на обстоятельства в мире, где люди покоряют Эверест, записывают мультиплатиновые диски и берут осадой самых неприступных красавиц, суще безвестными очкастыми клерками.

Да, для этого нужно пользоваться волю — нужно суметь сделать свой выбор и быть верным ему до самого конца. Вселенная — гибкий и чуткий материал, из нее только и можно слепить хоть Пьяцца Маттеи, хоть район Солнцево. Твоя милость единственный, кто должен выбрать, что лепить.

Я считала, что такое? это с любыми материальными вещами работает, только не с людьми. Хочешь денег — будут, славы — обрушится, путешествий — только лишь назначь маршрут. Но события последних недель доказывают, матунька, что с людьми такая же история, будь они трикраты холодными скалами, колючими звездами – просто перестань считать их колючими звездами и Водан раз поговори, как с самим собой, живым, теплым и перепуганным – вона удивишься, как все изменится, преобразится, мама…

Вера Полозкова
Фотоотпечаток: Chris Burkard

Запись Все на свете — просто предмет внимания выбора, не более того впервые появилась Журнал Библиофил звезд. Волшебство повсюду.

Дайте миру светить сквозь вас

  • 28.03.2015 09:26

Martin Ingold

С-за чего же мы теряемся? Из-за невпопад поставленных целей, как я уже говорил. Из-за того, яко хотим славы — и как можно скорее. Из-за того, чего хотим денег — немедленно. Как бы нам научиться неважный (=маловажный) забывать, что слава и деньги — это дары, которые нам вручают всего делов после того, как мы сами подарим миру нашу лучшую, одиночную, индивидуальную правду! Этак что давайте-ка соорудим лучшую из мышеловок, и отнюдь не важно, повалит к нам толпами народ или нет.

Что-то вы думаете о мире? Вы — призма, преломляющая свет решетка; он проходит через ваш разум и отбрасывает разноцветные узоры держи белый лист — уникальные узоры, которые не создаст пре никто. Дайте миру светить сквозь вас. Преломляйте знать мира, белый, палящий, направляйте его на бумагу. Создавайте близкие уникальные спектроскопические узоры. И тогда вас — новый химический фрукт — откроют, внесут в таблицу и назовут! И тогда — чудо из чудес! — как будто, вы даже станете популярным в среде литературных журналов, и когда-то у вас, состоятельного и известного автора, появится повод для искренней радости, от случая к случаю кто-то из ваших читателей с жаром воскликнет: «Отлично написано!» Сердечная склонность профессиональной неполноценности зачастую отражает истинное неумение, происходящее невзыскательно из недостатка опыта. А значит — работайте, набирайтесь опыта, затем) чтоб(ы) чувствовать себя свободно в писательстве, как рыба в воде.

В мире наворачивать лишь один тип истории. Ваша история. Если ваша сестра напишете свою собственную историю, скорее всего, ее купят в любом журнале. У меня трескать (за (в) обе щеки) рассказы, которые не взяли в «Weird Tales», но приняли в «Harper’s». У меня очищать рассказы, которые не взяли в «Planet Stories», но приняли в «Mademoiselle». Отчего? Потому что я всегда пытался писать свои собственные истории. Разрешено, если угодно, прикрепить к ним ярлыки, назвать их научной фантастикой, фэнтези, детективами неужели вестернами. Но, по сути, любая хорошая история — сие просто история, написанная уникальным человеком с позиций его уникальной правды. Такая предание подойдет для любого журнала, будь то «Post», «McCall’s», «Astounding Science Fiction», «Harper’s Bazaar» может ли быть «The Atlantic».

Рэй Брэдбери «Дзен в искусстве написания книг»

Копия Дайте миру светить сквозь вас впервые появилась Журналишко Собиратель звезд. Волшебство повсюду.

Измените самого себя и помогайте всем своим спутникам

  • 26.03.2015 13:36

Sophie Black

Я никак не пессимист, но я и не оптимист. Я просто реалист. Я знаю, почто невозможно изменить весь этот безумный мир. Даже если только я смогу изменить моих людей, моих санньясинов, — даже сие будет сверх всякого ожидания.

Поэтому я не хочу, затем чтоб ты стала миссионером, старающимся изменить безумных людей.

Измени саму себя и помогай своим спутникам — санньясинам, которые находятся бери том же пути, в том же поиске — ободряй их, помогай им всеми возможными способами. Бывают моменты тьмы, бывают моменты отчаяния, бывают моменты, другой раз человеку кажется, что ему не следовало выбирать текущий путь, ибо он ведёт против всего этого безумного решетка.

Быть разумным в этом безумном мире — значит непременно лежать против него. Поэтому помогай тем немногим людям, которые движутся к благоразумию, и в вознесенье не требуй невозможного. А вот изменить несколько тысяч санньясинов вот всём мире — это возможно. И, может быть, если небольшую толику тысяч санньясинов изменятся, это может создать некий сила, некую гравитацию, так что в это будут втянуты опять-таки многие миллионы людей.

Но тебе надо начать с самой себя. Делать что тебе удастся изменить саму себя, это уже (целый) воз; а если ты сможешь помочь тем, кто находится сверху пути, этого будет достаточно для твоего сострадания и твоей любви.

В этом безумном мире уминать много людей, которые не хотят жить так, в качестве кого они живут, они хотят трансформироваться. И если ты встретишь человека, у которого уминать глубокое желание трансформироваться, помоги ему.

Но никогда никому себя безлюдный (=малолюдный) навязывай, ибо если кому-то хочется оставаться безумным, ведь это его право по рождению. Не мешай ему, дьявол и так уже слишком помешанный. Оставь его в покое, и черт с ним он живёт своим безумием.

Благослови его и скажи: «Живи сим тотально!» Быть может, если он будет жить своим безумием тотально, дьявол сможет выйти из него.

С безумными людьми проблема в фолиант, что они живут своим безумием частично, они завсегда его подавляют, они всегда делают не то, как будто им хочется. Если им предоставить полную свободу, так, быть может, они смогут выйти из своего безумия.

По части крайней мере мои люди должны предоставлять каждому свободу фигурировать самим собой, без всякого осуждения, без всякой оценки, приставки не- называя его грешником, не отправляя его в ад. Стоило бы просто принимать его таким, каков он есть.

Уважающий человек принимает другого таким, каков он есть, невыгодный требуя, чтобы тот изменился..

Ошо — За пределами просветления
Фотоотпечаток: Sophie Black

Запись Измените самого себя и помогайте во всех отношениях своим спутникам впервые появилась Журнал Собиратель звезд. Волшба повсюду.

Я создал всю эту вселенную для тебя

  • 25.03.2015 08:56

Jasmer

И между тем ты встретил меня.

— Что… Что произошло? — спросил твоя милость. — Где я?

— Ты умер, — ответил я, как ни в чем маловыгодный бывало. Не время жеманничать.

— Там был… грузовик, и его заносило…

— Разумеется, — сказал я.

— Я… я умер?

— Ага. Но не расстраивайся, все умирают, — подтвердил я.

Твоя милость осмотрелся. Вокруг была пустота. Только ты и я.

— Что сие за место? — спросил ты. – Это жизнь после смерти?

— Больше или менее, — ответил я.

— А ты бог?

— Ага, — сказал я. – Я Творец.

— Моя жена… и дети – пробормотал ты.

— Что?

— С ними однако нормально?

— Мне это нравится, — сказал я. – Ты только зачем погиб и так волнуешься о своей семье. Это очень хорошенько.

Ты посмотрел на меня с благоговением. В твоих глазах я решительно не выглядел как Бог. Я казался тебе обычным мужчиной. Либо, может быть, женщиной. Каким-то влиятельным человеком с размытым из себя. Скорее учителем начальных классов, чем Господом Всемогущим.

— Невыгодный волнуйся, — сказал я. – Они в порядке. Твои дети всегда будут сердце) о тебе только лучшее. Они не накопили к тебе неуважительность. Твоя жена будет плакать, но в душе будет чуять облегчение. Честно говоря, твой брак разваливался. Если тебя сие утешит, то могу сказать, что жена твоя хорошего понемножку чувствовать себя очень виноватой за это тайное страсть облегчения.

— Ооо… — протянул ты. – Ну а что теперь? Твоя милость пошлешь меня в рай или в ад, или что-в таком случае вроде того?

— Ни то, ни другое – ответил я. – Твоя душевный порыв переселится в иное тело.

— Ааа, значит, Индуисты были правы….

— И старый и малый религии правы по-своему – сказал я. – Пойдем со мной.

И твоя милость пошел рядом со мной сквозь пустоту.

— Куда ты да я идем?

— Конкретно — никуда. Просто приятно гулять во эра разговора.

— Тогда в чем смысл? – спросил ты. – Когда я буду рожден ещё, я же буду вновь пустым, как стеклышко? Всего только что дитя. Значит, весь мой опыт и все, чего я добился в праздник жизни, не будет иметь значения.

— Вовсе нет! – заверил я. – У тебя в середке уже заложены опыт и мудрость прошлых твоих жизней. Твоя милость просто их в данный момент не помнишь.

Я остановился и обнял тебя из-за плечи.

— Твоя душа намного огромней, изумительней и прекрасней, нежели ты можешь себе представить. Человеческое сознание может принимать лишь крошечную долю того, что на самом деле существует. Сие словно окунуть палец в стакан воды, чтобы проверить, фригидная она или горячая. Ты впускаешь часть себя в настоящий мир, а когда выходишь из него, то весь понакопленный опыт и знания остаются у тебя.

Ты был в человеке трендец предыдущие 48 лет, поэтому ты еще не чувствуешь оставшуюся клок своего огромного сознания. Если бы мы с тобой до сего времени здесь походили, ты бы начал постепенно вспоминать хана, что было с тобой в прошлых жизнях. Но нет смысла сие делать между жизнями.

— Сколько же раз я пережил реинкарнацию?

— О, в навал. Очень, очень много. Ты пережил множество разных жизней, — ответил я. – Получи и распишись этот раз ты будешь китайской крестьянкой в 540 году вплоть до нашей эры.

— Подожди, как так? – поперхнулся ты. – Твоя милость посылаешь меня назад во времени?

— Ну, можно возговорить и так. Время в той форме, в которой ты его знаешь, существует в какие-нибудь полгода в твоей вселенной. Там, откуда я родом, все происходит сообразно-другому.

— Откуда ты родом?.. – удивился ты.

— Неужто да, — объяснил я. – Я тоже откуда-то родом. Но во всем объёме из другого измерения. И там есть еще такие а, как я. Ты, конечно, хочешь знать, каково это засим, но, честно говоря, ты не поймешь.

— Ааа, — огорченно протянул ты. – Но послушай, если я перевоплощаюсь в людей изо разного времени, я, наверное, когда-нибудь могу пересечься с самим с лица?..

— Конечно. Такое очень часто происходит. Из-за того, который каждая жизнь осознает лишь себя, ты даже безграмотный понимаешь, что встреча произошла.

— Тогда в чем смысл лишь того?

— Ты серьезно? – удивился я. – Ты спрашиваешь меня, в нежели смысл жизни? Немного клише, тебе не кажется?

— Так это закономерный вопрос, — настойчиво сказал ты.

Я посмотрел тебе в взор.

— Смысл жизни, то, ради чего я создал эту вселенную, сие чтобы ты развивался.

— Имеешь в виду человечество? Ты хочешь, затем чтобы человечество развивалось?

— Нет-нет, только ты. Я создал всю эту вселенную интересах тебя. С каждой новой жизнью ты растешь и развиваешься, превращаешься изумительный всеобъемлющий интеллект.

— Только я? А как же остальные?

— Остальных без- существует. В этой вселенной больше никого нет. Есть всего лишь ты и я.

Ты уставился на меня.

— Но все клие на Земле…

— Это все ты. Разные перевоплощения тебя.

— Я… Я – Хана?

— Именно, — с удовлетворением заключил я и похлопал тебя по спине.

— Я — весь круг человек, который когда-либо жил на Земле?

— И какой-нибудь когда-либо будет жить, да.

— Я Авраам Линкольн? – поразился твоя милость.

— И ты Джон Вилкс Бут.

— Я Гитлер?

— И ты миллионы его жертв.

— Я Иегошуа?

— И ты каждый из его последователей.

Ты замолчал.

— Произвольный раз, причиняя кому-то боль, ты причинял ломота самому себе. Каждый раз, делая кому-то пожитки, ты делал добро себе. Каждый счастливый или жалкий момент пребывания на Земле был испытан, или полно испытан только тобой.

Ты задумался.

— Зачем? – наконец спросил твоя милость. – Для чего все это?

— Потому что однажды твоя милость станешь таким, как я. Потому что ты и есть я. Твоя милость часть меня. Ты дитя моё.

— Значит, я и есть Вездесущий? – недоверчиво спросил ты.

— Нет, пока еще нет. Без дальних слов ты только зародыш. Ты растешь. Когда ты проживешь каждую человеческую житьё на Земле во все времена, ты будешь так и быть родиться.

— Значит, вся вселенная, — изумленно

сказал ты, — сие всего лишь…

— Яйцо, — подтвердил я. – А теперь тебе пора в новую общежитие.

И я отправил тебя в путь.

Энди Веир «Яйцо»/Andy Weir «The Egg»
Фотоснимок: Jasmer

Запись Я создал всю эту вселенную для тебя впервой появилась Журнал Собиратель звезд. Волшебство повсюду.

Нет ничего невозможного

  • 24.03.2015 17:13

Нет ничего невозможного

Переписывание Нет ничего невозможного впервые появилась Журнал Собиратель звезд. Ворожба повсюду.

Ты неотделим от бытия

  • 23.03.2015 17:53

Чувствовать жизнь

Понятие об изоляции, мысль о том, что «я изолирован с мира и бытия», является первопричиной всех несчастий и первопричиной ненависти, злости и ярости.

С сего мгновения помни: ты неотделим от бытия. Не всего-навсего помни, но и экспериментируй — будь одним целым с деревом, которое растёт возле от тебя, будь одним целым с рекой, в которой твоя милость плывёшь, будь одним целым с человеком, чью руку держишь без дальних разговоров в ладонях. Экспериментируй раз за разом — будь одним целым с камнем, для котором сидишь, будь одним целым с далёкой звездой, держи которую смотришь.

Постепенно ты овладеешь искусством сливаться с объектом. Наблюдающий становится наблюдаемым, изведывающий становится познаваемым. Созерцая розу, ты становишься розой — на этом месте нет границ. В эту минуту ты узнаешь две товары — любовь и блаженство. Блаженство — для себя, любовь — для всех.

Ошо — О Возвышенном
Фотоотпечаток: sarawut Intarob

Запись Ты неотделим от бытия впервинку появилась Журнал Собиратель звезд. Волшебство повсюду.