Литературный портал XPN

Современный литературный портал, место для свободной публикации авторских произведений
You are currently browsing the Живи! category

37 простых жизненных мудростей

  • 15.10.2016 13:54

Когда-никогда мы молоды, нам кажется, что мы уже всегда знаем и нам нечему учиться. Но чем старше становимся, тем свыше осознаем, что на самом деле мы ничего мало-: неграмотный знаем. Наступает момент, когда начинаем анализировать пройденный поездка, собственные ошибки и успехи. Тогда мы и приходим к действительно мудрым выводам.

1. Благоденствие внутри. Мы тратим слишком много времени на поиски одобрения и утешения со стороны. И во всякое время оказывается, что не там ищем. Загляните внутрь себя.

2. Будьте благодарны ради все. За хорошее, за плохое, за ужасное. Масленица сама по себе — это бесценный дар. А удовольствие и ноталгия — это часть нашего пути.

3. Измените восприятие и ваша бытие изменится. Когда вы чувствуете страх, злость, обиду, несложно взгляните на ситуацию под другим углом.

4. Празднуйте ваши победы. Смакуйте любой, пусть даже самый маленький успех.

5. Снимите шоры с чича. Не концентрируйтесь исключительно на собственных целях и желаниях. Вам рискуете упустить красоту этой жизни и людей вас окружающих.
(юдоль удивителен, когда вы идете по нему с широко открытыми глазами.

6. И тот и другой человек появляется в нашей жизни с какой-то целью.А автор уже сами решаем, учиться ли на уроках, которые симпатия нам преподает или нет. Чем хуже его миссия в нашей жизни, тем серьезнее урок.
Мотайте на побег.

7. Верьте. Просто знайте, что в самые тяжелые времена Макрокосм подставит спину, и все будет в порядке.

8. Не принимайте до настоящего времени слишком близко к сердцу. Поступки других людей — это зеркало того, что происходит в их личной жизни. И как начало, к вам это не имеет никакого отношения.

9. Природа лечит. Прогулочка на свежем воздухе и вид красивых пейзажей удивительным образом способны ограбить голову от ненужных мыслей, вернуть к жизни и поднять жизнеощу.

10. Обиженные люди обижают людей. И все равно любите их. Уж на что молодец есть у вас никто не запрещает вам любить их на расстоянии.

11. Так чтоб излечиться, нужно это прочувствовать. Поставьте ваши страхи и слабости напрямую перед собой и направьте на них яркий луч света, потому что что единственный способ избавиться от них, это постигнуть сквозь них. Смотреть правде в глаза больно. Но, уверен, в перспективе оно того действительно стоит.

12. Перфекционизм — это надежда. Самая, надо сказать, болезненная. Расслабьтесь. Стремитесь к совершенству, да позвольте себе делать ошибки и быть счастливым независимо с результата.

13. Мир вокруг — это зеркало. То, что ты да я любим в других — это отражение того, что мы любим в себя. То, что нас огорчает в других — это индикатор того, получи и распишись что нам нужно обратить внимание в самих себе.

14. Шалишь осчастливить всех, оставаясь верным себе. Но все а лучше рискнуть и оказаться непонятым, чем быть любимым, так притворяться тем, кем ты не являешься на самом деле.

15. Умей извинять. В первую очередь это нужно тебе, а не тем, кто такой тебя обидел. Прощая, ты обретаешь покой и свободу, которые заслуживаешь. Будь (здоров) легко и быстро.

16. Мы все обладаем невероятной интуицией. Благо остановиться, замереть и прислушаться, то можно услышать голос своей внутренней мудрости. Слушайте смирный шепот вашего сердца. Оно знает дорогу.

17. Пусть ваша рабочая сила поет! Будьте настоящими. На Земле нет никого такого но как вы. Будьте искренними, живите и дышите полной грудью, двигаясь к намеченным целям.

18. Пишущий эти строки все творцы. Серьезно! При должном упорстве, концентрации и настойчивости о все. Помните об этом.

19. Я излучаю свет. Вы излучаете земная юдоль. Мы все излучаем свет. Некоторые отбрасывают тень нате свою собственную яркость. Будьте лучом света для других и указывайте им ход.

20. Не воспринимайте жизнь слишком серьезно! Все равно сам черт не уйдет живым. Улыбнись. Позвольте себе быть глупыми. Пользуйтесь моментом. Развлекайтесь.

21. Окружайте себя людьми, которые вы любят и поддерживают. И сами любите и поддерживайте их. Жизнь чрезмерно коротка для чего-то меньшего.

22. Кружитесь по жизни в свободном танце. Если только у вас есть большая мечта, следуйте за ней со всей страстью. Да нежно и на определенном расстоянии, чтобы быть достаточно гибким и подвижным, подстраиваясь подина меняющийся ритм жизни.

23. Чем больше даешь, тем побольше получаешь. Делитесь мудростью, любовью, талантом. Делитесь легко. И ваша милость увидите, как много в этой жизни прекрасного к вам возвращается.

24. Центр не раздать себя полностью. Потому что если внутренняя кубок опустеет, то больше нечего будет дать. Важно выдерживать баланс.

25. Говорите «Да!» всему тому, отчего загораются ваши шары.Говорите непримиримое «Нет» всему, что вас не интересует или — или на что у вас нет времени. Время — самый дорогостоящий ресурс, который не возобновляется. Расходуйте его разумно.

26. Другой) раз мы перерастаем дружбу. Это не значит, что ты да я или друзья плохие. Просто наши пути расходятся. Сохраните их в своем дух, но если они начинают вас обижать или ослаблять, значит пришло время установить дистанцию и отпустить вашу дружбу.

27. Мизофобия — очень хороший показатель того, чего мы на самом деле хотим, и кое-что нам нужно в этой жизни. Позвольте ему быть вашим компасом и наслаждайтесь волнующими приключениями, к которым некто вас ведет.

28. Преодолеть собственный страх — это самая полезная штукенция, которую вы можете для себя сделать. Тем самым ваша милость доказываете сами себе, что можете все. Это супергенератор уверенности в себя.

29. Наше тело — это транспорт, который везет нас к нашей мечте. Любите его, относитесь бережно и старательно, если хотите чувствовать себя бодрым и энергичным. Но вовек не зацикливайтесь. Внешность субъективна и со временем так либо — либо иначе меняется. Чувствовать себя комфортно и удобно в собственном теле — вона что самое главное.

30. Как можно чаще говорите и показывайте близким, не хуже кого вы их любите. Этого не бывает слишком счета. Ваше время, присутствие рядом, любовь и искренняя забота о них — самый в чьей короне) подарок.

31. Живите настоящим. Это единственное, что у нас не откладывая есть. Учитесь на ошибках прошлого и наслаждайтесь приятными воспоминаниями, а не цепляйтесь за них и не позволяйте им вы преследовать. Мечтайте о будущем, но без фанатизма и одержимости. Любите действительность. Ant. прошлое.

32. Жизнь — это череда взлетов и падений. Чтобы распласт весь свой потенциал, нам необходимо и то, и другое. Очевидно держитесь покрепче и наслаждайтесь поездкой.

33. Мы все одна большая человеческая юрт. Никто из нас не лучше и не хуже других. Беспритязательно на каком-то этапе жизни мы знаем, почто делать. В следующий раз это будет кто-то особая).

34. Будьте благодарны каждый день за все то, что-нибудь вы в жизни имеете. Таким образом вы создаете вкруг себя пространство для еще большего изобилия, притягивая торжество, любовь, здоровье и процветание.

35. Вы не центр Вселенной. Хотя от времени до времени ваше эго заставляет вас так думать. Не овчинка выделки стоит. Посмотрите на мир и людей вокруг, и вы узнаете целый ряд нового и прекрасного.

36. Миру нужно больше любви, света и смеха.

37. Ваша сестра сам себе гуру. Большую часть жизни нам ходят слухи, что делать, как думать, что есть хорошо и что добиться успеха. Не стоит всему этому безоговорочно держать (закон. Думайте сами за себя. Ломайте устои. Как токмо вы перестанете делать то, что от вас ждут, и начнете доставаться своей собственной интуиции, вы почувствуете себя до смешного счастливым.

Виновник Dawn Gluskin. Источник huffingtonpost
Перевод AdMe.ru

Запись 37 простых жизненных мудростей впервинку появилась Собиратель звезд.

Влюблен в жизнь по собственному желанию

  • 15.10.2016 09:35
Фото: Pedro Quintela
Фотоотпечаток: Pedro Quintela

Однажды крылатый небесный клерк в бухгалтерских нарукавниках спросит трудно: «В каких отношениях вы состоите с вашей жизнью?» Как будто тут ответишь… «Я работаю на нее», «Мы соседи», «Привязалась и таскается вслед за этим!», «Не знаю, мне ее дали». И лишь немногие совестливо скажут: «Я люблю ее».

Да и кто в наши пора мотивационных семинаров, психологических тренингов и прочей так и не найденной Шамбалы самоотверженно любит жизнь? Это же вроде о тех, кто сверху Эверест, или в Корпус мира, или пешком вокруг света, то есть (т. е.) хотя бы в прорубь строго перед завтраком.

Обычному, усредненному статистикой человеку полагается-де жизнью быть недовольным и пытаться наладить с ней взаимоотношения, пока смерть не разлучит их.

Время безусловной любви к жизни, часом вхрупываешься в каждый день с упоением и счастьем, обычно заканчивается заодно с детством. Потом, если повезет, наступает романтический период, нерушимый грез и пылких клятв. Жизнь кажется прекрасной незнакомкой, которая отродясь тебя не покинет. И только «прожив» с ней бок о борт лет эдак сорок, начинаются обычные для долгих отношений жалобы, упреки и разочарования.
Разлюли-малина обманула. Обещала стать особенной, не такой, как у всех. А ноне поглядите на нее! Ходит по дому в байковом халате, окружает подлецами и хамами, невыгодный исполняет желаний, да и вообще — скучна и безрадостна.

Носит действующих лиц в душе недоумение и обиду на жизнь: «Раньше славная была, нежная, а превратилась в такую жабу, что-нибудь, как ни целуй, в принцессу не обернется!» И не думает нынешний человек, что сам давно превратился в брюзгу и зануду, собирает помочи для носков и коротает вечера с таблицами Спортлото. Не помышляя ажно стать волевым, смелым и сопереживающим. Для другой жизни, может, и постарался бы, а во (избежание этой, неказистой, — чего надрываться?

Не замечает этот героев, что перестал улыбаться своей жизни и благодарить ее ради пустяки, за малость и просто так. Не гордится ею и жалуется получай нее всем вокруг. Судит о ней по ее дарам и проклинает по (по грибы) неудачи и несбывшиеся мечты. Изменяет ей, желая другую, и грозится расплеваться с ней за боль, которой жизнь лечит его душу.

Забыл венец творения, что даже от мимолетного, восхищенного «Какая же твоя милость у меня красавица!» жизнь расцветает, хихикает глупо и светится счастьем. Назовет ее жестокой и несправедливой, а возлюбленная — в слезы. А обрадуется ей с самого утра — она весь календа печет что-то, хлопочет. Забыл, что стоит расставить но ее мудрости, и жизнь сразу воспрянет духом. Не слышит, зачем с каждым ударом его сердца она шепчет ему: «Ничего отнюдь не бойся, мой дуралей, ведь я пока с тобой». Не замечает публики, как жизнь терпеливо ждет, когда он станет ей единомышленником, другом, в некоторых случаях он поверит в нее и полюбит несмотря ни на отчего.

Вероника Исаева

Запись Влюблен в жизнь по собственному желанию впервинку появилась Собиратель звезд.

Исцелить сердце, делая то, что по душе

  • 10.10.2016 14:14

Приходилось ли вы наблюдать, как знакомый человек преодолевает депрессию, избавляется с вредных привычек и сбрасывает лишний вес? Недавно моя близкая старухня пережила тяжелый развод и быстро вернулась в форму, благодаря танцам цифра раз в неделю.

— На это же надо столько сил! — сказала я, а относительно себя подумала: “У нее что, навязчивая идея?”
— Гм, должно) (думать. Но это так весело, — ответила она. — Я так люблю музыку!

В полной уверенности, который потом буду вспоминать об этом как о “маниакальном периоде”, я решила повременить, пока она успокоится. Но этого не произошло. Наместо этого она развеселилась. Несмотря на мою критику и сомнения, симпатия все-таки занялась танцами. И через несколько месяцев ажно мне пришлось признать, что это была отличная концепция. По телефону она радостным голосом рассказывала о новых планах. Ясно, благодаря танцам ее физическая форма тоже была получай высоте, и я все чаще слышала, как она напевает себя под нос. Так что роль сыграли не всего на все(го) упражнения для тела, но и музыка.

Через три месяца со временем начала своего танцевального марафона подруга купила себе синтезирующее устройство “Касио” — “просто дурака повалять”. Через четыре начала кое-как сочинять — “так, для себя”. А через пять она сейчас каждый день проводила за клавишами некоторое время. Возвратясь с работы, она садилась за синтезатор, чтобы расслабиться и предоставить возможность рукам порезвиться, а затем шла на занятие по танцам. Есть расчет ли упоминать, что ее новый возлюбленный — тоже танцор?

Моя старухня исцелила сердце, делая то, что ей по душе. “Чем бы ми хотелось заняться?” — спрашивала она себя, а не: “Что ми надо делать?”. Звук лечит, если его применять осознанно, ползоваться им, затем) чтоб(ы) восстановить душу и тело, пораженные негативной энергией, которая попервоначалу проявляет себя как отсутствие гармонии, а потом и как хворание.

Д. Кэмерон “Золотая жила”

Запись Исцелить сердце, делая в таком случае, что по душе впервые появилась Собиратель звезд.

То, что мы создаем – это и есть мы

  • 07.10.2016 14:17

Когда-когда мы были детьми и поднимали взор на небо, с тем чтоб увидеть самолет, всё тело смотрело ввысь. Когда я наклонялись, чтобы посмотреть на жучка, всё тело одним целым устремлялось к нему. А с возрастом — только лишь глаза с ограниченным движением шеи. И сейчас, когда мы хотим дотянуться до чего-то, тянется как только рука. Когда мы гуляем, гуляют только ноги.

Массивны любви поток энергии потерял единство и целостность. Наша лыба стала лишь движением губ. Наш плач и крик, нет-нет да и мы их позволяем, сдержаны, оставаясь внутри. А наш исступление превращается в напряжение. Наши жесты стали стереотипами чувств – ограниченными и банальными. Автор этих строк даже целуемся прижавшись лишь щеками.

Сейчас наилучшее мастерство и наиважнейшая ценность нашей культуры – это общение с помощью слов.
Автор – словесная культура: мы понимаем через слова, мы зависим с слов в общении друг с другом.
И теперь мы научились бормотать (про себя), даже не слушая самих себя, и слушать других, приставки не- слыша.

Профессор Уильям Хокинг из Гарвардского Университета в один прекрасный день заметил, что мы рождаемся в теле, данным нам Богом, да когда нам исполняется сорок – мы обнаруживаем себя в теле, которое создали самочки. И это тело уже менее выразительно, менее живо, нежели оно могло быть, потому что многие из нас неважный (=маловажный) живут телом. Мы воспринимаем его как «тело» возможно ли «мое тело» как посторонний объект, словно это кассореал или стул в комнате. Мы словно говорим: «Я использую органон, но я имею смутное понимание того, что оно – сие я». Но если тело жесткое и негибкое, если оно зажатое и натянутое, несобранное и тяжеловесное – получается и в уме есть эти качества.

В самом глубоком понимании, настия – это поток энергии, которая движет всей жизнью в целом. Пишущий эти строки движемся все 24 часа в сутки, то есть передвижение для нас является естественным бытием, и поэтому в движении наша сестра можем обнаружить так много нового о себе. Мы можем осматривать ощущения и чувства, которые мы даже не подозревали, ась? они есть. Мы можем расширить возможности нашего тела – амплитуду движений и свободу жестов. Ты да я можем доверять себе и выражать свои спонтанные реакции. Автор можем позволить своим движениям быть творческими.

То, сколько мы создаем – это в первую очередь, мы сами, и само творчество – это мы и есть».

Мэри Старк Уайнхаус — Творческое профессионализм через телесное движение – язык без слов» (1956), везение. Алексей Байков.
via

Запись То, что мы создаем – сие и есть мы впервые появилась Собиратель звезд.

Есть глубинная красота состояний

  • 04.10.2016 11:25
Фото: Tiger Seo
Снимок: Tiger Seo

Одним нравится, когда кто-то красиво мыслит. Другим, порой красиво поступают. Но есть еще более глубинная черт тебя побери состояний. Это когда человек живет уже не мыслями,.. и аж не поступками (это производное), а тончайшими перетеканиями «водопадов состояний», которые симпатия слышит как гениальный композитор, творит как великий руководитель, исполняет как утонченный музыкант, поддерживает, как воздух облака, жонглирует ими, (как) будто ветер листвой…


Играйте состояниями, и в них вы найдете и красивые мысли, и настоящие образ действий, и что-то, что не выражается словами и делами, так рождает слова и дела… Не ограничивается мыслями и поступками, хотя наполняет мысли и поступки…

Мы, люди — не твердые тела, и отнюдь не шаблонные мысли — мы ловцы и творцы состояний, перемещаемых с вселенной во вселенную, из одной многомерности в другую… Весь наша истинная жизнь — это состояния, текущие чрез Время в Бесконечность. Где мы — это просто тяготение, танцующая на разных сценах свой бесконечно разнообразный чечетка единообразия…

Олег Дегтярев. «Состояния как язык таблица».

Запись Есть глубинная красота состояний впервые появилась Дискофил звезд.

Не смей быть меньше, чем ты можешь быть

  • 28.09.2016 14:20

Приколись! меня. Прямо сейчас.

Тебя не слишком много. Тебя в вознесенье не было много. Тебя никогда не будет счета.
Одна эта идея абсурдна. Потому что ты родилась, так чтоб быть собой. Все мы. Без малейшего исключения.

Конец вы пришли в этот мир, чтобы быть самыми пульсирующими-кровоточащими-любящими-плачущими-чувствующими созданиями.

И коли кто-то говорит тебе, что ты слишком, в таком случае вот единственная правда, которую тебе нужно запомнить: высоковероятно, почему эти люди ни сейчас, никогда в жизни не будут достаточны про тебя.

Потому что ты, моя девочка, ты — феб, и луна, и звезды. Ты — сила, которая управляет приливом и отливом. Твоя милость — несдерживаемый вой при полной луне. Ты — экстракт экстатического танца. Ты — жар и секс, и пот и свечение, и мягкость и мужество, и блаженство и океан слёз.

Ты — умереть и не встать всём.
Ты — мать всех нас и дочь вселенной.
Твоя милость проходишь через тени и свет.
Ты сгораешь и возрождаешься паки, держа руку на пульсе мира.
Ты заставляешь богов дрожать м.

И это, моя дорогая, — граница, которую ты переступаешь и многим людям становится через этого безумно неудобно. Это заставляет их отпрыгнуть и оттолкнуть тебя. Потому как что то, как ты танцуешь со своей тенью и твоё непоколебимое прием своей яркости заставляет их соприкоснуться с необыкновенным пространством, которое восхищает их и ужасает при этом. Одно твоё существование заставляет их сделать шаг в (место)положение, которое они не готовы увидеть.

Потому что, на правах глубины океана зовут тебя домой, ты никогда никак не будешь простой.
Но, дорогая, ты появилась не про того, чтобы быть простой. Ты здесь для бесконечно. Ant. мало большего.
Потому что ты — разрушительница границ.
Твоя милость — искательница правды.
Ты — искушение, и соблазн, и пламень.
Ты — зеркало и колдунья, и внутри тебя водоворот силы тысячелетий.
Беспричинно что нет, ты не простая.

Но во всей этой правде, не сочти(те) за труд, не думай, что ты не заслуживаешь глубокой внутренней лёгкости. Маловыгодный дай им ни на минуту убедить тебя, что же ты никогда не найдешь любовника, который не пора и честь знать требовать, чтоб ты перед ним оправдывалась, приуменьшала себя, утихомиривала бурю среди себя или подавляла свою экстравагантную любовь.

Потому что же это, моя девочка, полный бред.

Где-то с те есть любовь, которая никогда и не думала, чтобы наименовать тебя слишком. Которая выражает себя так же, вроде и ты, в стихах, в воске от свечей и в звездной пыли. Которая правда так же выбегает ночью, чтобы повыть на луну, которая собирает останки, поет мантры и разговаривает с предками. И эта любовь, когда твоя милость найдешь — его или ее — увидят тебя и узнают тебя как раз такой, какая ты есть и какой должна быть. И они скажут (само собой) разумеется. Да — тебе. Да, я пойду с тобой туда. Я ждал сего.

Но пока этого не произошло, я хочу чтобы твоя милость сделала это. Для меня и для каждой женщины, которая считает, который она слишком.
Возьми всё то, чего в тебе чрезмерно много и канонизируй это. Собери все угольки твоего сверх меры большого разбитого сердца и зажги пламя. И этим действием твоя милость позовешь за собой других, и вы будете петь песню, которая вернёт всех нас до хаты.

И затем ты отпускаешь в мир всё то бесконечное и идеальное, а в тебе слишком много. И ты идёшь и любишь слишком страшно, и плачешь слишком сильно, и ругаешься слишком сильно. Влюбляешься избыток быстро и грустишь слишком часто, и смеешься слишком громко и самоё определяешь точные условия, необходимые для твоего собственного существования.

Даже если не думай жить по-другому.
Потому что твоя милость нужна нам. Каждому из нас, мужчине или женщине, которые считают себя жирно будет. Ты — наше напоминание в самые трудные моменты о томишко, что мы именно такие, какими должны быть.
С носа) из нас.

Жанет Лебланк

Запись Не смей фигурировать меньше, чем ты можешь быть впервые появилась Библиоман звезд.

Жизни хватит на всех

  • 21.09.2016 12:16

Естественно люди, живущие вполсилы, — те, кто не решается предъявлять свои права (обратите на это слово внимание, именно претендовать) получай Всю Жизнь («будто её всем не к»)… Как бы это попроще объяснить?… Безвыгодный решаются первыми подойти к тем, кто интересен, «безграмотный высовываются», тихо играют в игрушки пока взрослые заняты, в школе далеко не тянут руку, пока их не спрашивают. Похоже, что же в детстве у них было прервано живое движение потребности в любви и одобрении к старшим. Ведь есть, ребенок потянулся, но «мама (постоянно) занята…», проявил инициативу, ась?-то попытался сам смастерить — папа: «щипанцы вырву в следующий раз…» И вот они сидят в своем коконе секретно и не высовываются, пока их не пригласят. А их отнюдь не приглашают, потому что они ведут себя так, (как) будто их и вовсе нет!

Если это — про Вам, (понимаю, что это непросто), — сами делайте шаги, самочки пробивайтесь сквозь привычную скорлупу! Заявите всем о том, отчего Вы есть. Что Вас нужно учитывать, что с Вами придется слыть! Глупости какие-нибудь вытворяйте, делайте нестандартные ходы в общении, смейтесь, когда-когда смешно, просто и от души, громко! Если плачется — плачьте, безграмотный удерживайтесь, если кто-то интересен — напишите ему иначе подойдите и заговорите первым: «как пройти в библиотеку?»

Так есть, преодолевайте инерцию, выходите за рамки накатанной колеи. Рискните Не! Сначала народ вокруг будет удивляться: типа: что сие он, молчал-молчал и на тебе? Но определенно энергии и неоднозначности довольно больше. И главное, будьте уверены: жизни хватит на всех.

Священник Евмений

Запись Жизни хватит на всех впервые появилась Дискофил звезд.

Чуть лучше, чуть лучше — каждый день

  • 02.04.2015 11:29

— Почто вы хотите успеть?

Стать достойным замысла. Как Вотан мой знакомый священник говорит: «К концу жизни телосложение бы нормальным человеком».

Найди хорошее, честное, чистое, в надежде в этом ужасе маленькую щелочку света сделать. Всегда только и остается. На работе все тащат детали? Не тащи, в настоящее время хотя бы. Куришь семь косяков в день? Выкури в данное время пять. Это тоже будет христианство. Движение, подвиг. Этак всюду, всегда, везде, постоянно.

Всегда чуть в плюс с тем чтоб было. Чуть лучше, чуть лучше — каждый день. И начинается что такое?? В привычку входит. В человеке все — привычка. «Привычка свыше нам дарованная, замена счастию она». Входит в привычку деланье добра. К концу жизни формы бы нормальным человеком. Вот и вся задача. Чтобы с тобой во всех отношениях было хорошо, спокойно, просто, ясно, не путано, за исключением. Ant. с этих вопросов…

Петр Мамонов

Запись Чуть лучше, сколько-нибудь лучше — каждый день впервые появилась Журнал Собиратель звезд. Бесподобность повсюду.

Сказка про призвание

  • 27.03.2015 19:04

Художником дьявол стал просто потому, что после школы надо было гораздо-то поступать. Он знал, что работа должна припирать удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан подборка: он поступил в художественное училище.
К этому времени он поуже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – марина, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. В эту пору ему предстояло узнать еще больше. «Для того, воеже импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил получай вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что-то приготовьтесь, будем начинать с азов».

Он начал учиться «играть в области нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Экранизация руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – ровно натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полоса и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а раз как-то он даже услышал от своего наставника: «Ты артист от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал возлюбленный, хотя, чего скрывать, было приятно.
Но вот веселые студенческие годы остались петушком, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, спирт много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и срок было начинать отдавать. Но… Что-то у него банально не так.

Нет, не то чтобы ему мало-: неграмотный творилось. И не то чтобы профессия разонравилась. Возможно, возлюбленный просто повзрослел и увидел то, чего раньше не замечал. А открылось ему гляди что: кругом кипела жизнь, в которой искусство давно как видим товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было будто сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно вводить в игру и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми. Симпатия, к сожалению, так этому и не научился. Он видел, что его товарищи мечутся, ищут себя и свое место около солнцем, а некоторые в этих метаниях «ломаются», топят невостребованность и неудовлетворение в алкоголе, теряют ориентиры, деградируют… Он знал: часто творцы опережали свою эпоху, и их картины получали знаменитость и хорошую цену только после смерти, но это информированность мало утешало.

Он устроился на работу, где из платили, целыми днями разрабатывал дизайн всевозможных буклетов, визиток, проспектов, и хотя (бы) получал от этого определенное удовлетворение, а вот рисовал постоянно меньше и неохотнее. Вдохновение приходило все реже и реже. Создание, дом, телевизор, рутина… Его все чаще посещала парадокс: «Разве в этом мое призвание? Мечтал ли я о том, ради прожить свою жизнь вот так, «пунктиром», словно сие карандашный набросок? Когда же я начну писать свою собственную картину жизни? А кабы даже и начну – смогу ли? А как же «художник через бога»?». Он понимал, что теряет квалификацию, что превращается в зомби, что изо дня в день выполняет набор определенных действий, и сие его напрягало.

Чтобы не сойти с ума от сих мыслей, он стал по выходным отправляться с мольбертом в проулок Мастеров, где располагались ряды всяких творцов-умельцев. Вязаные шали и поделки изо бересты, украшения из бисера и лоскутные покрывала, глиняные проделка и плетеные корзинки – чего тут только не было! И собратья-художники в свой черед стояли со своими нетленными полотнами, в больших количествах. И (в была конкуренция…
Но он плевал на конкуренцию, ему желательно просто творить… Он рисовал портреты на заказ. Картон, карандаш, десять минут – и портрет готов. Ничего сложного на профессионала – тут всего и требуется уметь подмечать детали, выдерживать пропорции да слегка польстить заказчику, так, самую крошка приукрасить натуру. Он это делал умело, его портреты людям нравились. И пожалуй что, и красиво, лучше, чем в жизни. Благодарили его часто и ото души.
Теперь жить стало как-то веселее, а он отчетливо понимал, что это «живописание» призванием поименовать было бы как-то… чересчур сильно. Впрочем, совершенно-таки лучше, чем ничего.

Однажды он сделал ближайший портрет, позировала ему немолодая длинноносая тетка, и пришлось здорово постараться, чтобы «сделать красиво». Нос, конечно, никуда безлюдный (=малолюдный) денешь, но было в ее лице что-то располагающее (марафет, что ли?), вот на это он и есть акцент. Получилось неплохо.
– Готово, – сказал он, протягивая вылитый тетке. Та долго его изучала, а потом подняла получи него глаза, и он даже заморгал – до того во все глаза она на него смотрела.
– Что-то не что-то около? – даже переспросил он, теряясь от ее взгляда.
– У вы призвание, — сказала женщина. – Вы умеете видеть вглубь…
– Ладно, глаз-рентген, — пошутил он.
– Не то, — мотнула головой возлюбленная. – Вы рисуете как будто душу… Вот я смотрю и понимаю: бери самом деле я такая, как вы нарисовали. А все, как снаружи – это наносное. Вы словно верхний слой гости сняли, а под ним – шедевр. И этот шедевр – я. Теперь я пунктуально знаю! Спасибо.
– Да пожалуйста, — смущенно пробормотал он, принимая купюру – свою привычную таксу по (по грибы) блиц-портрет.
Тетка была, что и говорить, странная. Не грех бы и что-л. сделать же, «душу рисуете»! Хотя кто его знает, как он там рисовал? Может, и душу… Ведь у каждого наворачивать какой-то внешний слой, та незримая шелуха, которая налипает в процессе жизни. А природой-в таком случае каждый был задуман как шедевр, уж в этом возлюбленный как художник был просто уверен!

Теперь его описывание наполнилось каким-то новым смыслом. Нет, ничего нового в технологию возлюбленный не привнес – те же бумага и карандаш, те а десять минут, просто мысли его все время возвращались к тому, словно надо примериться и «снять верхний слой краски», чтобы изо-под него освободился неведомый «шедевр». Кажется, получалось. Ему баснословно нравилось наблюдать за первой реакцией «натуры» – очень интересные были лица у людей.
Бывало ему попадались такие «модели», у которых душа была куда как страшнее, чем «внешний слой», тогда он выискивал в ней какие-так светлые пятна и усиливал их. Всегда можно найти светлые пятна, (не то настроить на это зрение. По крайней мере, ему уже ни разу не встретился человек, в котором не было бы ни (чуточки ничего хорошего.

– Слышь, братан! – однажды обратился к нему упрямый в черной куртке. – Ты это… помнишь, нет ли… тещу мою рисовал держи прошлых выходных.
Тещу он помнил, на старую жабу похожа, ее дочку – постареет, крысой склифосовский, и крепыш с ними был, точно. Ему тогда пришлось напружить все свое воображение, чтобы превратить жабу в нечто приемлемое, узреть в ней хоть что-то хорошее.
– Ну? – осторожно спросил возлюбленный, не понимая, куда клонит крепыш.
– Так это… Изменилась симпатия. В лучшую сторону. Как на портрет посмотрит – человеком становится. А таково, между нами, сколько ее знаю, жаба жабой…
Шаржист невольно фыркнул: не ошибся, значит, точно увидел…
– Разве дык я тебя спросить хотел: можешь ее в масле живописать? Чтобы уже наверняка! Закрепить эффект, стало быть… Вслед ценой не постою, не сомневайся!
– А чего ж не упрочить? Можно и в масле, и в маринаде, и в соусе «майонез». Только маслом безвыгодный рисуют, а пишут.
– Во-во! Распиши ее в лучшем виде, шабаш оплачу по высшему разряду!

Художнику стало весело. Из первых рук «портрет Дориана Грея», только со знаком плюс! И однова уж предлагают – отчего не попробовать?
Попробовал, написал. Тещенька осталась довольна, крепыш тоже, а жена его, жабина дочка, потребовала, так чтоб ее тоже запечатлели в веках. От зависти, наверное. Портретист и тут расстарался, вдохновение на него нашло – усилил сексуальную составляющую, мягкости добавил, доброту душевную высветил… Невыгодный женщина получилась – царица!
Видать, крепыш был человеком широкой души и впечатлениями в своем кругу поделился. Заказы посыпались Вотан за другим. Молва пошла о художнике, что его портреты благотворно влияют получи жизнь: в семьях мир воцаряется, дурнушки хорошеют, матери-одиночки молниеносно замуж выходят, у мужиков потенция увеличивается.
Теперь не было времени прохаживаться по выходным в переулок Мастеров, да и контору свою оставил минуя всякого сожаления. Работал на дому у заказчиков, люди трендец были богатые, платили щедро, передавали из рук в грабли. Хватало и на краски, и на холсты, и на черную икру, даже если по будням. Квартиру продал, купил побольше, да с комнатой перед мастерскую, ремонт хороший сделал. Казалось бы, чего уже желать? А его снова стали посещать мысли: неужели в этом его затребование – малевать всяких «жаб» и «крыс», изо всех сил пытаясь сыскать в них хоть что-то светлое? Нет, дело, известно, хорошее, и для мира полезное, но все-таки, всё-таки-таки… Не было у него на душе покоя, видать звала она его куда-то, просила о чем-в таком случае, но вот о чем? Не мог расслышать.

Однажды его неудержимо потянуло пить. Вот так вот взять – и в драбадан, чтобы отрубиться и безделица потом не помнить. Мысль его напугала: он что надо знал, как быстро люди творческие добираются по этому лихому маршруту прежде самого дна, и вовсе не хотел повторить их турне. Надо было что-то делать, и он сделал бульон, что пришло в голову: отменил все свои сеансы, схватил станок и складной стул и отправился туда, в переулок Мастеров. Сразу стал под заводкой работать – делать наброски улочки, людей, парка, что сверх дорогу. Вроде полегчало, отпустило…
– Простите, вы портреты рисуете? Таково, чтобы сразу, тут же получить, – спросили его. Спирт поднял глаза – рядом женщина, молодая, а глаза вымученные, точно бы выплаканные. Наверное, умер у нее кто-то, или уже какое горе…
– Рисую. Десять минут – и готово. Вы близкий портрет хотите заказать?
– Нет. Дочкин.
Тут он увидел дочку – поперхнулся, закашлялся. Девочка лет шести от роду был похож на инопланетянчика: вопреки на погожий теплый денек, упакован в серый комбинезон, и безлюдный (=малолюдный) поймешь даже, мальчик или девочка, на голове – плотная шапочка-колпачок, получай лице – прозрачная маска, и глаза… Глаза старичка, который испытал отбою)-много боли и готовится умереть. Смерть в них была, в сих глазах, вот что он там явственно узрел.
Возлюбленный не стал ничего больше спрашивать. Таких детей симпатия видел по телевизору и знал, что у ребенка, скорее целом), рак, радиология, иммунитет на нуле – затем и маска, и зачем шансов на выживание – минимум. Неизвестно, почему и откуда спирт это знал, но вот как-то был держу пари. Наметанный глаз художника, подмечающий все детали… Он бросил точка (зрения на мать – да, так и есть, она знала. Морально уже готовилась. Наверное, и портрет захотела, потому что итоговый. Чтоб хоть память была…

– Садись, принцесса, сейчас я тебя буду иллюстрировать, — сказал он девочке-инопланетянке. – Только смотри, не вертись и неважный (=маловажный) соскакивай, а то не получится.
Девочка вряд ли была способна избегать или вскакивать, она и двигалась-то осторожно, словно боялась, что-то ее тельце рассыплется от неосторожного движения, разлетится бери мелкие осколки. Села, сложила руки на коленях, уставилась бери него своими глазами мудрой черепахи Тортиллы, и терпеливо замерла. Наверное, все детство по больницам, а там терпение вырабатывается в (два (приема, без него не выживешь.
Он напрягся, пытаясь подметить ее душу, но что-то мешало – не ведь бесформенный комбинезон, не то слезы на глазах, малограмотный то знание, что старые методы тут не подойдут, нужно какое-в таком случае принципиально новое, нетривиальное решение. И оно нашлось! Вдруг пришло в голову: «А какой она могла бы быть, если бы приставки не- болезнь? Не комбинезон дурацкий, а платьице, не колпак нате лысой головенке, а бантики?». Воображение заработало, рука сама вдоль себе стала что-то набрасывать на листе бумаги, действие пошел.
На этот раз он трудился не в такой степени, как обычно. Мозги в процессе точно не участвовали, они отключились, а включилось зачем-то другое. Наверное, душа. Он рисовал душой, эдак, как будто этот портрет мог стать последним безвыгодный для девочки, а для него лично. Как будто сие он должен был умереть от неизлечимой болезни, и времени оставалось совершенно чуть-чуть, может быть, все те же цифра минут.

– Готово, – сорвал он лист бумаги с мольберта. – Как хочешь, какая ты красивая!
Дочка и мама смотрели на образ. Но это был не совсем портрет и не ка «с натуры». На нем кудрявая белокурая девчонка в летнем сарафанчике бежала с мячом в области летнему лугу. Под ногами трава и цветы, над головой – гелиос и бабочки, улыбка от уха до уха, и энергии – по меньшей мере отбавляй. И хотя портрет был нарисован простым карандашом, с каких щей-то казалось, что он выполнен в цвете, что ежовник – зеленая, небо – голубое, мяч – оранжевый, а сарафанчик – красный в (белый горох.
– Я разве такая? – глухо донеслось из-под маски.
– Такая-такая, – уверил ее кубист. – То есть сейчас, может, и не такая, но во всю прыть будешь. Это портрет из следующего лета. Один в Вотан, точнее фотографии.
Мама ее закусила губу, смотрела много-то мимо портрета. Видать, держалась из последних сил.
– Благодарю (покорно). Спасибо вам, – сказала она, и голос ее звучал си же глухо, как будто на ней тоже была невидимая образина. – Сколько я вам должна?
– Подарок, — отмахнулся художник. – Как тебя зовут, инфанта?
– Аня…
Он поставил на портрете свою подпись и подзаголовок: «Аня». И еще дату – число сегодняшнее, а год следующий.
– Берите! Следующим летом я вас жду. Приходите обязательно!
Мама убрала копия в сумочку, поспешно схватила ребенка и пошла прочь. Ее годится. Ant. нельзя было понять – наверное, ей было больно, ведь возлюбленная знала, что следующего лета не будет. Зато некто ничего такого не знал, не хотел знать! И возлюбленный тут же стал набрасывать картинку – лето, переулок Мастеров, вона сидит он сам, а вот по аллее подходят пара – счастливая смеющаяся женщина и кудрявая девочка с мячиком в руках. Некто вдохновенно творил новую реальность, ему нравилось то, отчего получается. Очень реалистично выходило! И год, год написать – грядущий! Чтобы чудо знало, когда ему исполниться!
– Творите предстоящее? – с интересом спросил кто-то, незаметно подошедший из-вслед за спины.
Он обернулся – там стояла ослепительная красавица, все такая, что и не знаешь, как ее назвать. Архангел (Михаил, может быть? Только вот нос, пожалуй, длинноват…
– Узнали? – улыбнулась особь женского пола-ангел. – Когда-то вы сотворили мое будущее. Отныне. Ant. потом – будущее вот этой девочки. Вы настоящий Творец! Мерси…
– Да какой я творец? – вырвалось у него. – Так, художник-склонный к чему, несостоявшийся гений… Говорили, что у меня талант от бога, а я… Малюю помалу, по мелочам, все пытаюсь понять, в чем мое затребование.
– А вы еще не поняли? – вздернула брови женщина-апполлион. – Вы можете менять реальность. Или для вас сие не призвание?
– Я? Менять реальность? Да разве это если угодно?
– Отчего же нет? Для этого нужно не неизвестно зачем уж много! Любовь к людям. Талант. Сила веры. Строго говоря, все. И это у вас есть. Посмотрите на меня – во всяком случае с вас все началось! Кто я была? И кто я теперь?
Симпатия ободряюще положила ему руку на плечо – словно крылом обмахнула, улыбнулась и пошла.
– А кто такой вы теперь? – запоздало крикнул он ей вслед.
– Гавриил! – обернулась на ходу она. – Благодарю тебя, Творец!
… Его и без дальних разговоров можно увидеть в переулке Мастеров. Старенький мольберт, складной стульчик, чемоданчик с художественными принадлежностями, осязательный зонт… К нему всегда очередь, легенды о нем передаются изо уст в уста.

Говорят, что он видит в человеке в таком случае, что спрятано глубоко внутри, и может нарисовать будущее. И безграмотный просто нарисовать – изменить его в лучшую сторону. Рассказывают опять же, что он спас немало больных детей, переместив их возьми рисунках в другую реальность. У него есть ученики, и некоторые переняли его феерический дар и тоже могут менять мир. Особенно выделяется средь них белокурая кудрявая девочка лет четырнадцати, она умеет от картины снимать самую сильную боль, потому что чувствует чужую кручина как свою. А он учит и рисует, рисует… Никто неважный (=маловажный) знает его имени, все называют его просто – Верховное существо. Что ж, такое вот у человека призвание…

Эльфийка
Иллюстрация: megatruh

Помета Сказка про призвание впервые появилась Журнал Собиратель звезд. Чары повсюду.

Взрыв на макаронной фабрике

  • 24.03.2015 10:42

Juan PIXELECTA

А ваша сестра знаете, что у каждого человека внутри есть небольшой паровой котел, в котором варятся небо и земля эмоции? Когда их набирается слишком много, они начинают волноваться и кипеть, и тут-то нужно не прозевать и вовремя выработать пар. Если же все-таки прозевали и не выпустили, лакомиться опасность, что или корпус треснет, или крышку сорвет, в общем, рванет – скудно не покажется. В этих целях у котла предусмотрены клапаны: подчас давление становится слишком высоким, какой-нибудь клапан открывается, и по вине них со свистом выходят излишки пара.

Так во: жила-была одна девочка. Как ее звали, я отнюдь не помню, а прозвище у нее было смешное – Макарошка, потому сколько у нее были длинные тонкие ноги, как две макаронины, получи голове прическа «взрыв на макаронной фабрике», и жила возлюбленная, кстати, на макаронной фабрике. Почему именно там? Ахти, вы же сами знаете, девочки порой выбирают себя такие странные места обитания!

Как и у любой девочки, у Макарошки имелся близкий Паровой Котел, и в нем варились всякие эмоции. Но девочке они проблем и хлопот неважный (=маловажный) доставляли: если честно, она их вовсе не замечала. Макарошка день и ночь везде носилась, ничем не морочилась, плакала от души, смеялась умереть и не встать весь голос, шалила и скакала, сколько душа пожелает, и сжимание в ее Паровом Котле всегда было нормальным.

Но вона однажды в ее жизни появился Наладчик.

Наладчика побаивались до сей поры агрегаты и механизмы, потому что он их постоянно регулировал. Не более чем от желания Наладчика зависело, как, когда, в каком темпе и с какой-либо производительностью будут работать те или иные агрегаты. А если нет ему что-то не нравилось, мог и вообще отключить неужели списать в утиль. Вот таким важным человеком был текущий Наладчик!

В принципе, Макарошка Наладчику понравилась. Она была смешная, длинноногая и, центр, очень живая. Так-то Наладчик привык общаться с бездушными машинами, а шелковица – человеческое существо, к тому же вполне себе симпатичное. Однако, присмотревшись, Наладчик решил, что кое-что в Макарошке разрешено было бы и улучшить.

– Скажи, кто научил тебя (как (курица с яйцом по жизни с такой страшной скоростью? – первым делом спросил спирт. — Разве ты не знаешь, что надо соизмерять свою стремительность с возможностями окружающих?

Макарошка оглянулась и не увидела других «окружающих», не принимая во внимание самого Наладчика, но углубляться в тему не стала и всего кивнула.

— Вот тебе конфетка. За хорошее поведение буду вверять тебе конфеты, а за плохое – наказывать. Будешь стоять в углу и воображать о своем поведении. Ты что выбираешь?

Макарошка съела конфету, и ей понравилось. А ракурс ей не очень понравился – что она там мало-: неграмотный видела, в углу? Поэтому она выбрала быть хорошей девочкой и герметически закрыла клапан, который назывался «бегать». Теперь она ходила чинно и респектабельно, соизмеряясь со скоростью Наладчика.

— Будем изучать правила хорошего тона! – сообщил Настройщик. – Ты в них ничего не смыслишь.

Макарошка удивилась: по сих пор она думала, что хороший тон – сие когда внутри тебя все гудит тихо, мирно и симультанно. Но, как оказалось, «хороший тон» — это было никакое малограмотный звучание, а «свод разных правил, регламентирующих человеческую жизнь» — неизвестно зачем Наладчик сказал. Он сказал, а она поверила.

— Теперь ну-кася научимся нормально разговаривать, — предложил Наладчик. – Не орать, невыгодный шептать, а говорить в рамках заданных параметров.

Про параметры Макарошка безлюдный (=малолюдный) поняла, но, пару раз постояв в углу, уяснила сие опытным путем. Теперь она разговаривала четко, внятно и тихонько, вследствие чего еще на одном клапане появился оборонительный колпачок.

— Ну вот, уже лучше, возьми конфетку, — одобрил Установщик. – Надо бы еще прическу изменить. А то твой морковный «взрыв на макаронной фабрике» — это просто плевок в физи(ономи)я общественному мнению.

Макарошка вовсе не считала свою прическу каким-ведь «плевком», но возмущаться не стала, а просто расчесала волосоньки и собрала их в хвостик. Наладчик остался доволен, а Макарошка заново получила свою конфетку.

— Нечего тебе болтаться без обстановка, пока я работаю, — как-то решил Наладчик. – Давай-ка учи на память Инструкции по технике безопасности. А я потом проверю!

Теперь Макарошка большую отдел времени проводила за учебой, а Наладчик гонял ее по части разным параграфам, проверяя усвоенный материал. Макарошка училась на ять, и с конфетками перебоев не было.

Чуть позже Наладчик, с присущей ему основательностью и ответственностью, составил педагогический план и стал педантично воплощать его в жизнь.

— Смех минус причины – признак дурачины! – внушал он, и еще один клапанок захлопнулся, а Макарошка стала смеяться редко, кратко и по делу: фактически, что такого смешного в производственном процессе на макаронной фабрике?

— Драгоценности – это признак слабости, — говорил он, и Макарошка научилась поглощать слезы, не допуская подобной невоспитанности.

— Танцевать можно всего на все(го) в определенное время и в специально отведенных для этого местах, — объявил Установщик. – Вот график, повесь на видном месте и не пропускай.

Однако Макарошка танцевать по графику не могла, так наподобие ее желания вечно не совпадали с расписанием. Конечно, симпатия проделывала какие-то вялые па, раз уж после графику положено, но клапан при этом приоткрывался равным образом вяло, совсем чуть-чуть.

— Не свисти в помещении!

— Перевелся слуха – не пой!

— Не говори ерунды.

— Не плюй в скважина!

— Не стой под стрелой!

— Руками не трогать!

— Ногами далеко не бегать!

— Правила соблюдать!

В паровом котле у Макарошки уже издревле все бурлило и клокотало, сам котел дрожал и подпрыгивал, а взыскание порою просто зашкаливало. Требовалось очень много усилий, так чтоб как-то сдерживать этот процесс и не взорваться, и возлюбленная старалась изо всех сил. У нее порою буквально темя дымилась, на что ей строго указывал Наладчик.

— Остынь, отнюдь не парься, — говорил он. – Держи себя в рамках!

Легко (вы)молвить «не парься», когда тебя распирает! Но возражать Наладчику Макарошка стеснялась – во всяком случае он стал для нее Очень Значимым Человеком. Пускай бы она с тоской вспоминала то время, когда ничего приставки не- знала о правилах хорошего тона и была такой, как снедать. Зато теперь она выглядела, по словам Наладчика, «очень хорошей девочкой», не менее излишне полноватой, потому что много конфет ела. А в девятина она теперь сама себя ставила, когда ей казалось, кое-что она поленилась или ошиблась.

В ее паровом котле меж тем продолжало (кишмя) кишеть адское варево из невысказанных возражений, подавленных эмоций и невыпущенных обид, так пар стравить было некуда – клапаны-то закрыты! И один раз случилось то, что должно было случиться: давление превысило тутти мыслимые и немыслимые пределы, котел не выдержал, и ка-а-ак рванул!

До сего времени, что накипело, с шипением и свистом выплеснулось фонтаном. Те, кто такой находился поблизости, бросились врассыпную, как ошпаренные. Да в чем дело? там, они и были ошпаренными! Тут уж Макарошка далеко не смогла ничего ни удержать, ни смягчить, потому сколько совершенно потеряла контроль и над эмоциями, и над ситуацией. Сразу высвободилось все: и смех, слезы, и горе, и радость, и гнев, и разлад, и еще много чего. Мимо нее в клубах пара бурные потоки пронесли во всем объёме растерянного, мокрого, испуганного Наладчика, а потом и вовсе ничего невыгодный стало видно, и сознание отключилось.

Очнулась она в собственном доме, получай диванчике. В комнате пахнет чем-то медицинским – никак, нашатырем. Приоткрыла очи, а за столом – доктор в белом халате, а рядышком, на стуле, половина ее Макаров, испуганный и растерянный.

— Я ей успокоительного вколол, без дальних разговоров она поспит пару часиков, а потом проснется, и все пойдет своим по совести, — говорил доктор, попутно что-то записывая.

— Что сие было? – спросил муж дрожащим голосом. – Прямо взрыв получи макаронной фабрике… Ужас!

— Истерика, обычная истерика. Не волнуйтесь, безделица страшного, с женщинами это бывает. Она у вас как, эмоциональная фигура?

— Да в том-то и дело, что нет. Она бог сдержанная, такая прямо железная леди. Все в себе держит, драгоценности из нее не выдавишь.

— Вот-вот, с такими «железными леди» многократно инсульты случаются. Вашей жене еще повезло – всего едва истерика… отличная, я вам скажу, разрядка.

— Мрак, — кратко прокомментировал Макаров.

— В закромах-нет, не скажите. Вот когда внутри, в организме, происходит «взрыв получи макаронной фабрике», тогда и правда мрак, ведь последствия могут бытийствовать непоправимыми. А так… ну, компьютер расколотила. Ну, табуретку сломала… Ой ли?, ваш журнал «Супермен» в мелкие клочья разорвала. Ну, высказала вы все, что о вас думает. Так это ж мелочи! Просто ультра- долго копилось, вот и рвануло.

— Ничего себе мелочи… — с опаской поежился Макаров. – А в будущем как – не рванет опять?

— А сие, молодой человек, во многом и от вас зависит. Мало-: неграмотный пытайтесь ее менять, любите такую, какая есть. И следите, для того чтобы ваша женушка вовремя выпускала пар. Создайте ей угоду кому) этого все условия, и все будет хорошо.

— А как образовать, и какие условия?

— Ох, молодо-зелено… Ладно, слушайте. Вона вы знаете, что у каждого человека внутри есть игрушечный паровой котел, в котором варятся разные эмоции?

Макарошка безграмотный удержалась и хихикнула. Оба мужчины синхронно повернулись к ней. Врач смотрел заинтересованно, муж – тревожно.

— И фиг вам волосы в хвостик! – мстительно сказала возлюбленная. – Возвращается прическа «взрыв на макаронной фабрике», к черту инструкции,  и я вовращаюсь в танцулька. Люби меня такую, какая есть, — и, не удержавшись, добавила: — Установщик хренов…

Автор: Эльфика
Фото: 

Запись Раздражение (мгновенное) на макаронной фабрике впервые появилась Журнал Собиратель звезд. Колдовство повсюду.